Скачать реферат РАССМОТРЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

<-- рефераты Право

РАССМОТРЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Не дремлет, естественно, и карающая десница: только в 1990 г. по представлениям прокуроров за нарушения учетно-регистрационной дисциплины к различным видам ответственности привлечено 6000 сотрудников из числа офицерского состава.
Однако число нарушений продолжает устойчиво возрастать. При этом и причины укрывательства, и приемы фальсификации независимо от региональных особенностей остаются достаточно традиционными.
Отчасти это может быть объяснено тем, что сотрудники милиции, регистрирующие заяяления, находятся в прямом подчинении начальника органа внутренних дел, отвечающего за результаты рассмотрения заявлений. При существующей до сих пор во многих местах системе учета результатов работы по проценту раскрываемости руководители подразделений заинтересованы регистрировать как можно меньше неочевидных преступлений и соответственно как можно больше заявлений, по которым известно лицо, совершившее преступление, с тем, чтобы таким образом манипулировать показателями. Подобная заинтересованность не может не сказаться и на стиле работы их подчиненных.
Некоторое время назад сотрудниками НИИ МВД РФ в одном из РОВД г. Тамбова сплошным методом было выбрано 60 порядковых номеров заявлений, с момента регистрации которых прошло более 30 дней (спустя 20 дней по истечении исключительного, десятидневного срока разрешения, предусмотренного ст. 109 УПК РСФСР). Тем не менее на момент проверки значилось неразрешенными 23 материала (38,3%). 17 из них находились на исполнении участковых инспекторов, причем все — по фактам очевидных правонарушений, никакой сложности для окончательных выводов не представляющих. По значительной части из них проверки не производилось, хотя в некоторых материалах имелись ходатайства о продлении срока проверки, удовлетворенные (вопреки закону) руководством РОВД. Обращает на себя внимание тот факт, что все заявления, принятые участковыми инспекторами милиции, в книге учета преступлений были зарегистрированы как минимум спустя трое суток после их получения.
Из числа 60 материалов шесть находилось на исполнении у оперуполномоченных ОУР. В двух случаях — по заявлениям о попытке проникновения в гараж и об угоне личной автомашины—принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, хотя в обоих факт преступления очевиден. Кроме того, четыре материала (по фактам краж и угонов) представлены не были.
В обход категорического запрета материалы, поступившие почтой, в РОВД по-прежнему зачастую передаются для проверки исполнителям до их регистрации в книге учета происшествий. Так, из числа заявлений, по которым принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в двух случаях заявления поступили почтой и в обоих — зарегистрированы в книге учета происшествий по истечении 10 суток, т. е. после окончания фактической проверки.
Приведенные результаты (а детальное их описание заняло бы объем отдельной научной статьи) представляются достаточно достоверными, поскольку подтверждаются многократно проводимыми проверками и изучениями в других регионах страны.
Причем значительная часть нарушений совершается опытными работниками, умышленно пошедшими на это во имя «ложно понятых интересов службы», а попросту—ради улучшения показателей состояния раскрываемости. Следует впрочем отметить, что в целом по сравнению с прошлыми годами психологическая мотивация на фальсификацию «во имя показателей раскрываемости» значительно снижена.
В типизированном виде нарушения, которые допускаются при рассмотрении заявлений, а в дальнейшем становятся основой для незаконного отказа в возбуждении уголовного дела, следующие: занижение наступивших вредных последствий путем: а) занижения фактической стоимости похищенного имущества; б) занижения степени тяжести причиненных телесных повреждений; в) игнорирование общественной опасности способа совершения преступления (например, при попытках проникновения в помещение, жилище);
бездоказательственная ссылка на то, что деяние совершено лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, без установления этого лица;
воздействие на потерпевшего с целью получения встречного заявления.
В ряде случаев незаконные решения обосновываются виктимностью поведения потерпевшего («был пьян и обстоятельств получения телесных повреждений не помнит», о похищенном—«могло быть утеряно» либо—составлено без присмотра» и т. д.).
Порочность такой практики заключается в том, что представитель органа дознания направляет свои усилия не столько на раскрытие преступления, сколько на попытку установить обстоятельства, которые позволили бы отказать в возбуждении уголовного дела.
Не случайно ежегодно как необоснованные отменяются около 50 тыс постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, дополнительно ставится на учет до 50 тыс. преступлений.
Разумеется, существуют меры, способные в некоторой степени локализовать нарушения, допускаемые при рассмотрении заявлений о преступлении. Однако накопленный за многие годы информационный банк данных позволяет прийти к единственному, на наш взгляд, выводу: причины нарастающих негативных тенденций в сфере учетно-регистрационной дисциплины кроются не в отсутствии нормативной базы (как уже говорилось, директивы в этой области предельно детальны), не в пробелах контроля (в США, например, вовсе не существует органа, который контролировал бы деятельность полиции при рассмотрении заявлений), а в пороках самой системы предварительного расследования.
И без постановки фундаментального вопроса о необходимости правовой реформы предварительного расследования невозможно выйти на реальные перемены и в более частной сфере — учетно-регистрационной дисциплине.
Подобного рода реформа должна включать в себя по меньшей мере два взаимоувязанных блока — процессуальные и структурно-организационные преобразования.
Доминирующая тенденция процессуальных изменений, как представляется, должна быть направлена на дальнейшую дифференциацию форм расследования в зависимости от степени тяжести совершенного общественно опасного деяния и теснейшим образом скоррелирована с уголовно-правовой классификацией преступлений.
В самом деле, последние годы характеризуются ростом числа заявлений и сообщений о преступлениях, Если в 1988 г. их поступило в органы внутренних дел 3,4 млн., в 1989 г. — 3,6 млн., в 1990 г. — 3,7 млн., то в 1991—92 гг.—более 4 млн. Соответственно наблюдается и рост возбужденных уголовных дел
Нагрузка, выпадающая на исполнителей, давно уже превысила все допустимые пределы и продолжает увеличиваться.

листать страницы:
1  2  3