Аксессуары для невесты купить свадебные свадебные аксессуары дешево.

Скачать реферат Конституции Латвии, Литвы и Эстонии даны в переводах на русский язык, опубликованных в официальных изданиях, переводы остальных конституций подготовлены специально для настоящего сборника.

<-- рефераты Право

Конституции государств Центральной и Восточной Европы/Отв. ред. Н.В.Варламова. - М., 1997. - 578 с.
ISBN 5-89554-004-X
В сборник вошли конституции государств Центральной и Восточной Европы (за исключением стран-членов СНГ и некоторых государств, образовавшихся на территории бывшей СФРЮ), принятые или существенно измененные после падения там коммунистических режимов.
Конституции Латвии, Литвы и Эстонии даны в переводах на русский язык, опубликованных в официальных изданиях, переводы остальных конституций подготовлены специально для настоящего сборника.
ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
Крах тоталитаризма в Центральной и Восточной Европе на рубеже 90-х годов нашего века знаменует, будем надеяться, поворот к новому этапу в развитии государств этого региона.
Можно сказать, что современные конституции стран Центральной и Восточной Европы выдержаны в духе основных мировых тенденций развития конституционного права - демократизации, социализации и интернационализации.
Однако по сравнению с конституциями демократических стран Запада они имеют известные особенности, обусловленные тем, что танцевать пришлось от печки, именовавшейся социалистическим государственным (конституционным) правом, точнее говоря - преодолевать его псевдоправовые идеи. Необходимо поэтому хотя бы коротко остановиться на том, что оно собой представляло.
Социалистическое государственное право возникло в России в результате так называемой Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года. Здесь не место рассуждать о ее причинах, однако нельзя не отметить, что стихийное развитие рыночных отношений даже в наиболее передовых странах в XIX - начале XX веков породило глубокие социальные конфликты и значительно усилило стремление к справедливому устройству общества (нередко понимавшемуся сугубо уравнительно), нашедшее свое идеологическое выражение в социалистических (обычно утопических) учениях, среди которых, пожалуй, наибольшее влияние приобрел марксизм.
Российские экстремисты от рабочего движения - большевики взяли его на вооружение и, воспользовавшись благоприятными политическими условиями, захватили власть, после чего предприняли социальный эксперимент мирового значения - строительство социализма. С политико-правовой точки зрения этот строй оказался жесточайшей антиправовой тоталитарной диктатурой, облаченной в псевдоконституционные одежды.
После второй мировой войны данный режим был распространен на ряд стран Центральной и Восточной Европы, а также на некоторые государства Азии и небольшое латиноамериканское государство Кубу. К этим странам "мировой социалистической системы" примыкали еще государства, преимущественно африканские, объявившие о своей социалистической ориентации.
Дооктябрьская Россия никогда не знала демократии, если не считать короткого периода между падением царского самодержавия и большевистским переворотом. Поэтому большевикам легко было обмануть народные массы, придав популярным словам "конституция", "свобода" и т.п. не то значение, какое они имели в действительности. В большинстве других стран мировой социалистической системы, не говоря уже о странах социалистической ориентации, ситуация была во многом схожей: демократические традиции политической жизни, складывавшиеся в странах Центральной и Восточной Европы в период, предшествовавший гитлеровской оккупации, до взятия коммунистами власти укорениться не успели. Тем не менее в ряде этих стран коммунистам пришлось править более либеральными методами, а в некоторых из них (ГДР, Венгрия, Польша) имели место открытые народные выступления против существующего режима.
Конституции всех социалистических и социалистически ориентированных стран, были псевдоконституциями, ибо реально не гарантировали прав и свобод человека, а наоборот, всецело подчиняли его власти государства, безответственно управляемого лидерами коммунистических партий. Если первые социалистические конституции о господстве коммунистических партий умалчивали, то конституции последнего поколения провозглашали его открыто. Это делалось путем провозглашения принципа "руководящей и направляющей роли коммунистической партии", который представлял собой не что иное как попытку легитимации подчинения государственной власти на всех уровнях и во всех сферах управления соответствующим партийным органам. Социалистические конституции обычно открывались главами или разделами, закреплявшими основы общественного строя. Здесь прежде всего устанавливались принципы политической системы, основанной на господстве коммунистической партии, хотя не было недостатка в традиционных для действительного конституционализма нормах, провозглашавших производность власти от народа и принадлежность ее народу. В некоторых странах (например, в Польше, Болгарии) конституции предусматривали существование некоммунистических партий, которые признавали руководящую роль коммунистической партии и никоим образом не соперничали с ней, но, напротив, во всем ей подчинялись.
Государство объявлялось социалистическим, а власть в нем - принадлежащей "трудящимся классам и слоям". Объем понятия "народ" сужался путем прибавления к нему эпитета "трудовой". Отсюда уже вытекала возможность лишения политических прав или ограничения их для тех, кто не принадлежит к "трудящимся".
Часто в конституциях специально определялась роль общественных организаций, прежде всего социально-профессиональных (профсоюзов, молодежных, женских союзов и др.), которые по существу представляли собой ответвления коммунистических партий. Независимые от компартий общественные объединения были невозможны.
Экономическая система основывалась, согласно социалистическим конституциям, на двух формах собственности на средства производства, распределения и обмена - государственной и кооперативной (иногда к ним добавлялась собственность общественных организаций). На деле эти формы собственности представляли собой единый фонд, которым бесконтрольно распоряжалась партийная бюрократия. Частная собственность конституциями не допускалась или ограничивалась настолько, что существенного значения иметь не могла. Вместо нее была введена категория личной собственности, которая носила чисто потребительский характер. Частная хозяйственная инициатива нередко была уголовно наказуемой.
Стремясь достойно выглядеть в глазах мировой общественности, коммунисты включили в конституции главы или разделы о правах, свободах и обязанностях граждан. На первое место при этом выдвигались социально-экономические права - право на труд, на отдых, на социальное обеспечение, на образование, на охрану здоровья и т.д. Утверждалось, что именно эти права образуют основу для всех иных прав и свобод. Однако осуществление социально-экономических прав зависело от положения человека в социальной иерархии, которое в основном определялось занимаемой должностью. Высшая и средняя партийная бюрократия пользовалась медицинской помощью более высокого качества, реализовывала право на отдых в специальных санаториях и пансионатах, отоваривалась в закрытых распределителях, определяла детей в привилегированные учебные заведения и т.п.
Политические права и свободы конституции провозглашали "в интересах строительства социализма и коммунизма". Ни о каком политическом плюрализме не было и речи. Законодательно конкретизировались обычно лишь избирательные права, причем большей частью таким образом, чтобы исключить на практике конкуренцию кандидатов, даже стоящих на единой коммунистической платформе. Выборы представляли собой хорошо отрепетированный спектакль. Реализация иных политических свобод регулировалась обычно закрытыми инструкциями спецслужб.
Формулировки личных прав и свобод звучали в конституциях, особенно последнего времени, более или менее демократично, однако их правовые гарантии были явно недостаточны. Далеко не все административные решения подлежали судебному контролю, да и судьями могли стать только коммунисты, для которых партийные решения и указания были выше конституции и закона.
Что касается государственной организации, то коммунистическая доктрина государственного права в противовес "буржуазному" принципу разделения властей выдвинула идею единства власти, которая всегда принадлежит определенному классу - буржуазии или рабочим (в условиях "развитого социализма" - всем трудящимся). Власть трудового народа, утверждалось далее, осуществляется им через систему представительных органов типа советов или непосредственно. Все иные государственные органы находятся под контролем советов и ответственны перед ними. Советы соединяют в своих руках законодательную и исполнительную власть. Депутаты советов, чтобы не отрываться от народа, осуществляют свой мандат, не оставляя основной работы. Они несут ответственность перед избирателями, которые вправе их отзывать.
Доктрина эта в конституционных документах отражалась обычно непоследовательно. В действительности, исполнительные полномочия невозможно было осуществлять через громоздкие представительные коллегии. Но чем дальше, тем больше депутатский корпус включал партийных, административных и хозяйственных руководителей и даже руководителей органов суда и прокуратуры. К руководящей должности, как правило, прилагался мандат в каком-либо из советов (а то и в двух). Сами же советы общегосударственного уровня обычно собирались один-два раза в год на один-три дня, а местные советы - раз в квартал на несколько часов. В остальное время вместо советов в центре действовали "избиравшиеся" ими из своего состава президиумы (государственные советы и т.п.), выполнявшие также функции главы государства, а на местах - исполнительные комитеты, руководившие также местной администрацией. Центральную администрацию возглавляли правительства (советы министров и т.п.), формально назначавшиеся верховными советами (собраниями) и формально же ответственные перед ними.
Ответственность перед верховными советами несла и централизованная прокуратура. Суды, "избиравшиеся" советами, были ответственны перед советом своего уровня либо подотчетны ему.
Такова общая модель организации государственной власти, характеризовавшаяся тем, что советы образовывали как бы ее становой хребет. В разных странах она имела свои особенности, не затрагивавшие, впрочем, основных принципов.
Текущую административную работу осуществляли правительства, министерства и ведомства, а также местные исполнительные комитеты и их отделы и управления. Советы не имели времени для того, чтобы вырабатывать и принимать решения. Уже поэтому термин "советская власть" был лишен реального содержания.

листать страницы:
1  2  3