реферат ПРАКТИКА РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

<-- рефераты Политология, политистория

страница 3


51
страну. Но надо думать, как говорится в песне, «сначала о Роди¬не, а потом о себе». Необходимо разработать стратегию соразмер¬ности развития национальных территорий (особенно учитывая, что чисто национальных территорий в России нет, что в националь¬ных республиках проживает, как правило, 50 — 70% русского на¬селения) и других регионов. Необходимо найти контрмеры про¬тив специфического русского антинационализма, при котором рус¬ское население национальной республики выступает за то, чтобы отторгнуть какие-то права от Центра (например, в Карельской Республике). У нас недостаток русского патриотизма. Судьба Рос¬сии такова, что чисто русского государства нет и, вероятно, не будет. Людские судьбы и национальности переплелись настолько, что «развязать» это сплетение и создать чисто национальные го¬сударства невозможно, а разрубить — значит уничтожить Россию. К счастью, русский национализм существует только на бытовом уровне. Все, кто стремится делать политику на русской «нацио¬нальной карте», успеха не добиваются. Причина в том, что такие политические взгляды не находят массового отклика. Неизбежная историческая судьба России состоит в том, чтобы в своих законах максимально учитывать переплетение национальных интересов. Законы о национальных меньшинствах, о национально-культур¬ных автономиях и т.д. должны быть рамочными законами. Но главное здесь будет решаться экономическими средствами и, ко¬нечно, на уровне отношений между людьми. Здесь именно та сфе¬ра, где основной вклад должны внести не юристы, а практики-управленцы, политики, психологи.
Последние три момента связаны с взаимоотношением и фун¬кционированием таких государственных институтов, как испол¬нительная и законодательная власти. Здесь существует ряд про¬блем, которые требуют незамедлительного решения. Я не имею в виду проблему статуса Президента, здесь все ясно. Речь, во-пер¬вых, идет о выражении недоверия Правительству. В Конституции указано, что Глава Правительства может обратиться к Государ¬ственной Думе с ходатайством о выражении доверия политике Правительства. Дума может выразить доверие или недоверие. Пре¬зидент, в свою очередь, в случае недоверия может с этим согла¬ситься или не согласиться. Что же дальше? — Ничего. Если в тече¬ние трех месяцев Дума еще раз выразит недоверие Правительству, то Президент имеет возможность либо отправить Правительство в отставку, либо распустить Государственную Думу. У нас на заседа¬нии кафедры два профессора конституционного права и один до¬цент обсуждали, что делать в этой ситуации. Доцент сказал, что в таком случае нельзя в течение трех месяцев повторно выносить
вопрос о доверии на заседание Государственной Думы, чтобы не получить недоверие. Через три месяца вотум недоверия будет снова первым вотумом. Так можно тянуть, например, в течение первого года работы Думы. Затем, когда Дума уже может быть распущена, Президент может «вспомнить» о вотуме недоверия и вместо от¬ставки Правительства ... распустить Думу! Следствием является осознание Государственной Думой того обстоятельства, что недо¬верие Правительству можно объявлять только в некоторые, зара¬нее «просчитанные» моменты времени. Это противоречит духу раз¬деления властей.
Во-вторых, следует задуматься о количестве потребных за¬конов. Когда объявляют, что за осеннюю, например, сессию пред¬стоит принять 60 законов, то возникает вопрос, кто эти законы успеет прочесть и усвоить. Конечно, законы необходимы для ре¬гулирования нашей жизни. Однако «обвал законов» порождает толь¬ко сумятицу, хаос. Например, гражданин России, проживающий в Москве, является также и гражданином Москвы. Московская городская Дума имеет право принимать свои законы. У многих, кроме того, дачные участки в Подмосковье — значит, необходимо дополнительно знать законы Московской области, а они отлича¬ются от московских. Проблема заключается в том, чтобы люди не опустили руки и не отказались от самой мысли руководствовать¬ся всей этой горой законов. Пусть законы будут пространными, но пусть хотя бы их количество будет обозримо.
В-третьих, проблема выборов. Необходимо оценить плюсы и минусы системы политических отношений, инициируемой ны¬нешней системой голосования. Согласно Конституции, Централь¬ная избирательная комиссия в течение 60 дней после выборов должна опубликовать сведения о средствах, используемых парти¬ями. Согласно Положению о Центральной избирательной комис¬сии, это должно было быть сделано в течение 25 дней после вы¬боров. К сожаленяю, это не сделано вовсе. Все совершается по принципу личной договоренности: вы не лезете в наши расходы, а мы—в ваши. Выходит, все нарушали Закон о выборах и дают основание заподозрить привлечение средств, о которых неудобно отчитываться. Далее, что мы выиграли, отказавшись от всяких отношений между депутатом и избирателем, кроме делегирования законотворческих прав избирателем депутату? Рассмотрим приня¬тый федеральным Собранием Закон о статусе депутата Государ¬ственной Думы и Совета Федерации. Примерно 12 позиций пос¬вящено статусу депутата и 22 позиции — гарантиям депутатской деятельности, включая материальные, финансовые и т.д. Возни¬кает ощущение, что депутаты принимали закон о своих кварти-
pax, окладах, передвижении, снятии гостиниц, охране... Ничего не написано о контактах депутатов и избирателей, кроме того, что депутат поддерживает связь с избирателями, при выезде на терри¬торию избирательного округа встречается со своими избирателя¬ми. И это все! Более того, такое положение обосновывается: мол, депутат получает свободный мандат, а если он действует неадек¬ватно воле избирателей, то его не изберут в следующий раз. Этот действительный недостаток был в свое время едко прокомменти¬рован Лениным: «Буржуазный парламентаризм заключается в том, что раз в несколько лет избиратель делает выбор, какой предста¬витель господствующего класса будет его угнетать следующие не¬сколько лет». Оставим в стороне угнетение господствующим клас¬сом, но суть здесь подмечена точно: избиратель решает, кто раз в 4 года будет избран в Парламент, но он отстранен от того, что этот избранный представитель будет там делать. Конечно, следо¬вало отказаться от императивного мандата в том виде, который у нас был прежде (отчеты, наказы и т.п.), но нельзя бросаться и в другую крайность, абсолютно устранить контроль за своим из¬бранником со стороны избирателей. Ладно еще депутаты Феде¬рального Собрания. Но ведь есть и областные, городские, район¬ные депутаты... Они тоже оказываются полностью вне контроля.
Последнее, что мне хотелось бы сказать о проблемах рос¬сийской государственности, — это стоящая особняком проблема публично-правовой обеспеченности прав и свобод граждан. Я имею в виду не защиту прав и свобод граждан, а именно публично-правовую обеспеченность этой защиты. Мы сегодня находимся в ситуации, когда без решения некоторых кардинальных вопросов мы не сможем двигаться дальше. Согласно нашей конституции, граждане имеют право на информацию. Это означает, что они могут свободно получать, передавать, производить, распространять информацию. В условиях государственной собственности на не¬которые средства массовой информации обеспечить эти права не¬возможно. И не потому, что это государственная собственность. А потому, что она управляется кем-то, конкретными чиновниками исполнительной власти. Кто управляет, тот и хозяин. Когда гово¬рят, что такой-то канал телевидения государственный, то это не совсем так: он — президентский, поскольку управление осущес¬твляет государственная служба телевидения и радиовещания, под¬чиненная непосредственно Президенту. Лучше свободное выска¬зывание конкурирующих мнений, чем вламывание на грузовике в двери телецентра «Останкино». Власть должна выполнять регис¬трационные, учетные и надзорные функции, но в остальном надо рассчитывать на коллективы, на усилия граждан.
54


листать страницы:
1  2  3