Скачать реферат ПРАКТИКА РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

<-- рефераты Политология, политистория

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА СЕР. 18. СОЦИОЛОГИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ. 1997. №1
С.А. Авакьян ПРАКТИКА РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Позвольте мне обойтись без первоначальных определений того, что такое российская государственность и что такое практи¬ка российской государственности. Смысл этих понятий станет ясен из контекста, из анализа тех конкретных ситуаций, которые будут рассмотрены далее. Дело в том, что иногда встречается значитель¬ное расхождение между представителями различных дисциплин по поводу исходных определений одних и тех же понятий. Нап¬ример, во время одного из семинаров по федерализму в Германии я столкнулся с тем, что мое понимание федерализма как одного из важнейших аспектов национально-государственного строитель¬ства расходится с пониманием этого понятия политологами и со¬циологами, которые трактуют федерализм с позиций сожительст¬ва людей, их общения.
У нас есть основания связывать государство с государствен¬ными институтами, с тем, что государство должно делать, а прак¬тику государства — с тем, что наблюдается при исполнении зако¬нодательства. Рассматривая соотношение того, что заложено и что есть в реальности, можно отметить одну положительную предпо¬сылку, способствующую развитию российской государственнос¬ти, и семь отрицательных предпосылок, затрудняющих это разви¬тие, нейтрализующих то, что хотелось бы сделать.
44
Положительной предпосылкой является то обстоятельство, что все институты, характеризующие государственность, в России имеются. Так, у нас есть Конституционный Суд, Президент, Пар¬ламент, состоящий из нижней и верхней палат (причем постоян¬но действующий профессиональный парламент). Этим мы фор¬мально, с конституционно-правовой точки зрения, не отличаемся от западных стран.
Однако существуют и отрицательные предпбсылки, влияю¬щие на практику российской государственности.
Во-первых, у нас укоренился так называемый «двойной стан¬дарт», который для не-юристов еще более действен и пагубен, чем для юристов. Проблема «двойного стандарта» заключается в том, что в нашем государстве, как, впрочем, и вне его, существует мнение, будто мы имеем право на какое-то особенное развитие государственных институтов, нехарактерное для других стран. Про¬блема «двойного стандарта» особенно ярко проявилась во время событий сентября—октября 1994 г., когда одна из ветвей власти России приняла решение о разгоне (культурно это называлось «ро¬спуском») другой ветви власти по причине несложившихся кон¬тактов этих ветвей. Тогда были использованы насильственные меры, включая и меры военного насилия, для того чтобы заста¬вить людей, представлявших законодательную ветвь власти, дей¬ствовать так, как хотелось бы власти исполнительной. Признание результатов подобной практики не только политическими деяте¬лями других стран (что может понять, но не одобрить конститу¬ционалист), а также принятие возможности такого поведения го-сударствоведами других стран (явно, что исполнительная власть консультировалась и со специалистами из соответствующих уч¬реждений) повергают в уныние, поскольку это означает, что при таком подходе нам всегда будет даваться промежуток свободного усмотрения. Это способно либо приостановить, либо полностью дискредитировать саму идею законности. В связи с этим вспоми¬нается известная интермедия в исполнении Аркадия Райкина, когда он говорил: «Пусть будет все, но пусть хоть чего-нибудь не хвата¬ет». Иными словами, пусть будут все демократические институты, но пусть будет хотя бы маленькая возможность поступать неде¬мократически. Первая негативная предпосылка развития россий¬ской государственности как раз и заключается в том, что разви¬вать эту государственность в рамках «двойного стандарта» невоз¬можно. Когда ждут ребенка, не имеет значения, ждут его в Аме¬рике или в России. Есть общие правила. Насилие над обществен¬ным организмом, нарушение общих правил «рождения государст¬ва, его институтов» могут привести к тяжелым последствиям. Ко-
нечно, у каждого общества свои ожидания и пожелания относи¬тельно нарождающегося государства, у каждого рождающегося го¬сударства свои национальные особенности. Однако общих правил рождения это не должно нарушать.
Вторым негативным фактором является политическая нетер¬пимость. Практическое становление нашей государственности проис¬ходит в таких условиях, когда эта нетерпимость может возобладать (что в действительности и происходит) над развитием конституци¬онно-политических институтов. Почему-то мы считаем совершенно естественным, что развитие конституционно-политических инсти¬тутов в случае, если оно идет не так, как нам хотелось бы, можно немедленно прервать. Отсюда предложения о немедленном осво¬бождении избранного на конституционной основе Президента от должности, предложения о разгоне Парламента, о разгоне Консти¬туционного Суда и назначении его нового состава и т.п. Полити¬ческая нетерпимость является тем качеством, которое присуще дан¬ному политическому режиму, — не в обывательском его понима¬нии. Такое в истории России случалось неоднократно: официаль¬ное лицо «поправляли», и даже само назначение на должность не подразумевало никаких гарантий. Если надо, тайно снимали и Ге¬нерального Секретаря ЦК КПСС, а народ узнавал об этом уже как о свершившемся факте. И сейчас каждого могут снять, уволить. Га¬рантий нет, как и не было. Однако развитие государственности за¬ключается не только в наличии институтов, но и в том, что эти конституционные институты уважаются, развиваются в атмосфере политической терпимости. В хорошем смысле здесь можно сослаться на практику в США (хотя я не принимаю их «двойной стандарт» по отношению к России, когда они одобрили разгон российского пар¬ламента, а идею о том, чтобы поставить танки напротив здания Кон¬гресса как решающий аргумент в споре Президента-демократа с рес¬публиканским большинством, воспринимают как бред сумасшед¬шего), где не мыслится иного освобождения от должности Прези¬дента, кроме как в случае грубого нарушения закона, подпадающего под действие Конституции. Там нет никакого досрочного роспуска Парламента, все институты власти функционируют постоянно.
Третье негативное обстоятельство для развития российской государственности заключается в том, что у нас нет взаимного уважения властей. К сожалению, в России развитие всегда проис¬ходило по принципу обеспеченного кем-то единства. На сегод¬няшний день такого отдельного индивидуума, который мог бы обеспечить единство, нет, а по-другому мы жить еще не научи¬лись. Тот, кто попал в структуры власти, заведомо исходит из того, что ему в этих властных структурах непременно с кем-то
нужно «тягаться». Это, может быть, хорошо в спорте, но в госу¬дарственной системе необходимо сотрудничество, а не следова¬ние правилу «хочешь мира — готовься к войне». Заведомо пред¬полагается, что Президент должен ожидать неприятностей от Пар¬ламента, депутаты — подвоха от Президента, а вместе они долж¬ны ждать выпадов против себя со стороны конституционного пра¬восудия. В такой ситуации развиваться государственности очень сложно. Дело в том, что это дестабилизирует не только саму власть, но и принятие тех актов, которые власть формируют. Если вы стоите перед вопросом, с кем быть и как действовать, у вас есть выбор — ничего не предпринимать вообще, подождать. Пусть влас¬ти «разберутся» и победит сильнейший, а иначе можно прогадать. Наша действительность подталкивает именно к такому варианту как к самому безопасному. Особенно это поведение свойственно региональным структурам, которые привыкли выжидать и счи¬тать, что столкновения, происходящие «наверху», их не касаются и что их дело — только исполнять.
Четвертое «нет», влияющее на развитие российской госу¬дарственности и ее практику, заключается в том, что наши руко¬водящие структуры не имеют желания регламентировать проце¬дуры своей деятельности. Для конституционалиста анализ госу¬дарственности затруднен без обнаружения четких процедур дея¬тельности властей. А развитие государственности для политичес¬кого деятеля, пришедшего к власти, в нашей стране заключается в том, чтобы всячески затуманить процедуры и (тем самым) обес¬печить простор своей деятельности. За примерами далеко ходить не надо. Так, в «Независимой газете» я опубликовал статью «За¬кон и указ», и хотя название статьи было дано газетой, оно точно отражает ее содержание и даваемые мною примеры подмены ис¬полнения закона руководством посредством указа. Эта «лазейка» оставлена даже в Конституции: в ней сказано, что Парламент издает законы, а Президент — указы, однако ничего не говорится о том, в каких случаях принимаются законы, в каких случаях издаются указы и когда можно заменять закон указом. Вообще зачем принимать закон, если можно обойтись указом? У нас воз¬можна ситуация, когда в Государственной Думе выступает замес¬титель Председателя Правительства РФ и говорит, что либо вы примете этот закон во втором чтении, либо, если вы этого не сделаете, появится указ Президента. Для конституционалиста эта ситуация не просто ненормальна; это самая обыкновенная кон¬ституционная дикость. Невозможно себе представить, чтобы (на¬пример) министр труда США пришел в Палату представителей или даже в один из ее Комитетов и заявил, что если вы не при-

листать страницы:
1  2  3