Скачать реферат РОССИЯ И БЕЛОРУССИЯ БЕЗ ФАНФАР

<-- рефераты Политология, политистория

РОССИЯ И БЕЛОРУССИЯ БЕЗ ФАНФАР
Будничная черновая работа над созданием Союзного государства потребует нестандартного подхода к решению многоуровневых проблем
Наталья Айрапетова
ФАНФАРЫ в России и Белоруссии по поводу объединения в Союзное государство будут, видимо, еще звучать долго, особенно по инициативе отечественных левых, но, если по-прежнему вместо конкретной работы будет наличествовать трудновытравимый исторический оптимизм, саму идею Союзного государства придется списать в архив. Навредить этой идее, как ни парадоксально это звучит, прежде всего могут ее горячие сторонники, превратив ее в очередной ритуал "по объединению", а эти политические "ритуальные услуги" дорого обойдутся и Белоруссии, и России.
Разработчикам беспрецедентного проекта следует подумать о том, как привлечь к черновой и будничной работе не столько "горячих парней", сколько интеллектуалов и нестандартно мыслящих специалистов в разных областях, будь то экономика или информационная политика, финансы или межрегиональные связи, правовая практика или работа структур будущего Союзного государства. Пока у этого государства нет ни флага, ни гимна, ни герба, и тут уместно вспомнить, что на парламентских чтениях, предшествующих подписанию Союзного договора, один из российских политиков предложил, чтобы гербом нового государства был компьютер со скрипкой - вместо серпа и молота. Однако коллеги идею с компьютером и скрипкой не поддержали, что и показало историческое заседание Государственной Думы 13 декабря, посвященное ратификации нового Договора. Безусловно, Дума приложила максимум усилий для того, чтобы Договор был ратифицирован еще нынешним составом парламента, несмотря на бешеную волну сопротивления как в самой России, так и за ее пределами. Участие в подготовке и подписании Договора о создании Союзного государства высоко оценил премьер Владимир Путин, выступивший на этом заседании и подчеркнувший, что союз России и Белоруссии не угрожает какой-либо третьей стране и будет способствовать стабильности Российского государства.
Однако сдержанное и четкое по формулировкам выступление премьера мало сочеталось с "барабанным боем" некоторых депутатов, по-прежнему видящих в будущем Союзном государстве "возрождение СССР". Председатель думского комитета по делам СНГ Георгий Тихонов пообещал даже "подтянуть" к российско-белорусскому союзу Украину и другие страны СНГ, на что некоторые депутаты в кулуарах прореагировали с явной досадой: "Кричать-то так зачем? Надо сначала сделать!" Стоит ли объяснять, как подобные боевые лозунги и барабанная дробь могут повредить будущему союзу с Украиной (президент которой Леонид Кучма уже не раз резонно спрашивал: "К чему присоединяться?", имея в виду отсутствие должной экономической основы) или с любой другой страной. "Горячие российские парни", не умеющие мыслить стратегически, могут серьезно осложнить жизнь будущему государству и нормальной работе по его созданию.
С другой стороны, опасность для реализации огромного политического и экономического потенциала России и Белоруссии представляют давние оппоненты этого союза из числа национальных лидеров. Сразу же в день подписания Договора двумя президентами члены блока ОВР, руководители Татарии, Ингушетии и Башкирии Минтимер Шаймиев, Руслан Аушев и Муртаза Рахимов выступили против его подписания. При этом президент Шаймиев, заявив, что Татария будет требовать повышения своего статуса и предоставления таких же прав, какими располагает Белоруссия, затем несколько смягчил свои высказывания, заявив, что подобный договор является "головной болью" и для России, и для Белоруссии. На самом же деле головной болью России является агрессивный сепаратизм, который видит угрозу себе самому после объединения Белоруссии и России в единое государство: Руслан Аушев заявил, что "его народ" еще не обсудил этот Договор. Но ведь сама процедура "всенародного обсуждения" малоэффективна: трудно представить себе любой народ, тратящий время на разбор статей, тонкости которых известны специалистам и политикам, а уж дело политиков - сделать так, чтобы пользу от любого договора ощутили обычные граждане. Руслан Аушев, с энтузиазмом разрушающий российский федерализм, опасается российско-белорусского союза, хотя сколько-нибудь внятно не сформулировал ни своих претензий, ни своих опасений.
Муртаза Рахимов и вовсе не утруждал себя какими-либо аргументами, назвав Договор "несерьезным". Следовательно, в ближайшем будущем российским ветвям власти придется, мягко говоря, "корректировать" чересчур горячих русских, ингушских, татарских и прочих парней. Тем более что последние события и заявления премьера Владимира Путина ясно указывают на новую тенденцию в российской политике: Россия меняет политику и фразеологию по отношению к "стратегическим партнерам" на постсоветском пространстве.
ВМЕСТО "ЗОНЫ ИНТЕРЕСОВ" - "СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО"
На недавно состоявшемся совещании Совета безопасности рассматривался вопрос о взаимоотношениях России со странами СНГ, что свидетельствует о том, какое значение придает Россия развитию своих связей со странами Содружества, которые Владимир Путин назвал приоритетными. Но при этом премьер заявил, что объявление того или иного региона на постсоветском пространстве "зоной интересов России" находится в противоречии с политическими традициями самой России, следовательно, гораздо эффективней предложить любой из стран СНГ "стратегическое партнерство". Такая постановка вопроса свидетельствует не только о смене политической фразеологии, но и о смене политического стиля по отношению к странам СНГ, хотя и тезисы о "зоне влияния" (исходящие, как правило, от Государственной Думы) тоже вполне объяснимы. На протяжении ряда лет российское правительство отличалось патологической фригидностью и такой же готовностью "сдать" любые российские интересы при малейшем нажиме Запада, при этом всегда произносилась загадочная фраза об отсутствии "политической воли у высшего политического руководства страны". Произносили эту фразу с большой охотой бывшие министры и высокопоставленные чиновники, "сдавая" попутно странам СНГ все, что можно и нельзя. В противовес такой политике и появлялись формулы о российской "зоне влияния", тем более что США и НАТО вполне искренне считали, например, Кавказ и республики Закавказья "зоной своих жизненных интересов". С приходом в правительство Владимира Путина как-то сама по себе исчезла унизительная фраза об отсутствии "политической воли" и стала обретать реальные черты определенная и даже жесткая политика при достаточно гибких формулировках и комментариях. То, что они исходят не от карьерного дипломата, а от премьера, недавно отметившего первые 100 дней своей работы, привносит новые оттенки в "феномен Путина", в котором российское общественное мнение увидело наконец эту самую "политическую волю". Надо сказать, что ее демонстрирует сегодня прежде всего Борис Ельцин, касается ли дело саммита ОБСЕ или подписания Договора о создании Союзного государства с Белоруссией. И хотя Россия, дабы не дразнить влиятельных гусей в своем Отечестве и на Западе, все же не подписала радикального варианта Договора, Белоруссия в силу объективных и субъективных причин стала первым "стратегическим партнером" России.

листать страницы:
1  2  3