Скачать реферат РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

<-- рефераты Политология, политистория

ГЛАВА II. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
I. Статус России и ее роль в мире
В оценках статуса России в мире после распада Советского Союза можно выделить три основных подхода:
1. После краха СССР, который явился плодом тайной политики Запада, Россия оказалась в тяжелой геополитической ситуации, при неблагоприятном для нее раскладе сил в мире, с угрозой ее дальнейшего развала также в значительной степени из-за происков США и Запада.
Указанная точка зрения высказывалась представителями консервативной оппозиции в 1992 году. 1
2. Россия сохраняет высокий международный статус, ее вклад в победу идей "нового мирового порядка" ( как правопреемницы Советского Союза) дает ей право рассчитывать на почти равноправное с Соединенными Штатами участие в решении мировых дел.
Указанная идея "равноправного партнерства" с Соединенными Штатами была особенно популярна в 1992 - первой половине 1993 гг. среди стратегов, создавших концепцию Содружества Независимых Государств. Позднее указанная позиция была подвергнута резкой критике представителями всех политических направлений за то, что внешняя политика страны в этот период игнорировала национальные интересы России и не отражала нового статуса Российского государства, которое рассматривалось то как эквивалент СССР, то как страна, стремящаяся "слиться" с Западом.
3. Распад СССР не является катастрофой, Российская Федерация получает возможность независимого развития и формирования своей внешней политики. Исчезновение одной из сверхдержав существенно изменило международную ситуацию в целом и статус Российского государства в мире. Россия, оставаясь одной из ведущих стран мира по нескольким параметрам (территория, население, природные ресурсы, военная мощь, интеллектуальный и культурный потенциал), не может рассчитывать на тот же статус в отношениях с Западом, что и СССР. Надежды на равноправные отношения с Западом не оправдались. Постановка вопроса о расширении НАТО в конце 1993 - начале 1994 гг. была свидетельством серьезного поворота по отношению к России.
Более трезвая оценка возможностей России и устремлений Запада была высказана представителями почти всех групп политического спектра России, нашла отражение в широких дискуссиях по вопросу о внешнеполитической доктрине, которые развернулись в 1994-1997 годах.
1. Россия и "развал" Советского Союза: плоды деятельности Запада?
Оценка статуса и роли Российской Федерации после 1991 года со стороны представителей консервативной оппозиции увязывалась с фактом распада Советского Союза. Она высказывалась в 1992 году. Главным тезисом было утверждение о существовании "тайного заговора" США и Запада, нацеленного на развал второй супердержавы, а затем и России, как крупнейшей и самой влиятельной державы евразийского континента, вывод ее из сферы активной международной политики.
12-13 июня 1992 года на первом съезде Русского Национального Собора (РНС) один из его сопредседателей А. Стерлигов отмечал, что ему известны секретные документы ЦРУ и Пентагона о плане уничтожения СССР и России как великой державы и превращения ее в сырьевой придаток, устранения ее с политической арены как самостоятельного и сильного государства.
Концептуальное оформление идеи предумышленного разрушения позиций Российского государства получили в дискуссиях о "евразийском и атлантическом противостоянии", которые развернулись на страницах газеты "День" и ряда других периодических изданий, таких как "Наш современник", "Москва", "Молодая гвардия", "Литературная Россия", "Русский вестник". Основная идея, высказывавшаяся защитниками идеи противостояния "евразийцев и атлантистов" А. Дугиным, А. Прохановым, Ш. Султановым, А. Виноградовым и другими, сводилась к тому, что все происходящее на постсоветском пространстве является продолжением исторического противоборства между силами, представляющими интересы островных государств - США, Великобритания и континентальных государств - Россия, Китай, Европа. 2
Известный публицист В.Штепа отмечал, что существование Российского государства и затем Советского Союза сдерживало "натиск" атлантистов. Однако "развал" СССР поставил Российскую Федерацию в весьма уязвимое положение под натиском "атлантистов". В. Штепа высказал предположение, что положение России в новых условиях будет ухудшаться по той причине, что США превращают Европу в "новые Соединенные Штаты", поэтому Евразия оказывается перед лицом нового исторического вызова - сумеют ли евразийские государства сохранить свою национальную, духовную и политическую независимость, или предпочтут исторически стерилизованное существование в "общечеловеческой клетке "нового мирового порядка". 3
Конец биполярного мира и сверхдержавности СССР воспринимался многими политологами критической ориентации как событие, которое имеет негативные последствия для России, ее исторического места и предназначения. Одна из лидеров Конституционно-демократической партии РФ, историк Н. Нарочницкая отмечала в 1992 году, что развал СССР и проведение политики "превращения России в Запад" привели к тому, что "Россия потеряла ощущение своего предназначения, своей роли в мире. Сформировавшись в течение веков как евразийская держава, она стала хранительницей равновесия между Востоком и Западом. С началом установления "нового мирового порядка" игнорируются ее извечные геополитические и цивилизационные реальности, попираются исторические преемственные интересы."
По мнению Н. Нарочницкой, все действия Запада были направлены на то, чтобы проникнуть и установить свое влияние в регионах, куда США и другие западные страны проникнуть не могли, чтобы превратить Россию в отсталые задворки, инструмент против различных противодействующих сил на Востоке. Н. Нарочницкая заявила, что "мировое латинство" (США) ведет борьбу против "азиатского духа", а России более подходит нейтральная позиция". 4
Тот факт, что Россия как бы сохранила за собой лидирующее положение в рамках нового образования - Содружества Независимых Государств, также воспринимался представителями оппозиции достаточно пессимистически. Так, политолог Ш. Султанов расценил создание СНГ как выполнение "секретного плана" США: "Атлантический истеблишмент, в первую очередь США, к марту-апрелю 1991 года стали утрачивать контроль над процессом постепенного ослабления СССР. Соединенные Штаты не были готовы к новой геополитической ситуации, когда Горбачев был выведен за скобки. Для того, чтобы получить доступ к геополитическим советским ресурсам, блокировать на длительный срок "русский фактор", им было мало контролировать независимые государства порознь, нужна была сквозная координирующая структура, довольно жесткая". 5
Известный своими крайними взглядами генерал А. Макашов высказывался еще более жестко: "Все, что делается в нашей стране, особенно в последние годы, все спланировано в США... Все развивалось по планам ЦРУ. ... Всем ясно, что СНГ создан кучкой политических авантюристов в угоду и по прямому указанию дяди Сэма. Сегодня, разбитый на суверенные территории разоруженный СССР стал легкой добычей США." 6
По оценкам политологов, усматривавших фатальный исход для России от распада СССР, такой расклад сил стал результатом политики советского руководства, целью которой было вхождение Советского Союза в сообщество цивилизованных государств. Последствия политики "нового политического мышления" оценивались отдельными авторами как трагические для Российской Федерации, которая находилась, по их мнению, на грани расчленения все теми же "темными силами" Запада. Публицист Е. Гудков, например, отмечал, что даже последствия 250-летнего татаро-монгольского ига не были столь пагубными для России, так как в результате русские пришли к осознанию того, что выжить они могут только объединившись. По мнению автора, "цивилизованное сообщество" в принципе не может "абсорбировать" Россию целиком, так как страна слишком большая, и различные члены сообщества имеют интересы к отдельным частям огромного российского государства.
Оценивая Россию как континентальный центр - "хартленд" Евразии, политологи указанной критической ориентации предупреждали, что Россия остается очень притягательной территорией, так как обладает самыми богатыми ресурсами в мире. Расчленение России несколькими крупными группировками капиталистических стран, по их мнению, обернется трагедией не только для России, но и для них самих. Курс на ускоренное, хищническое потребление ресурсов жизнеобеспечения быстро истощит и российские природные "кладовые", и капиталистические страны вновь столкнутся с проблемой нехватки ресурсов. России тогда уже не будет, предостерегает Е. Гудков, и западным странам не останется ничего другого, как драться между собой за остатки этих ресурсов. В сложившихся условиях спасти Россию могла мобилизация страны на основе и укрепления ее военной мощи. 7
Основным выводом из оценок международного положения России после 1991 года было утверждение, что распад СССР предрешил неблагоприятный расклад сил в мире для России, западные страны не останавливаются на достигнутом и продолжают разваливать Россию, с тем чтобы на постсоветском пространстве не существовало более великого государства. Делались заявления о том, что в новых условиях Россия теряет свое геополитическое влияние, потеряла всех союзников; СНГ не является аналогом СССР по своей позитивной значимости для России, внутри него сохраняются противоречия и развиваются негативные тенденции в отношении Российской Федерации. Указывалось, что для возрождения Российского государства, укрепления его высокого международного статуса необходимо поддержание его военной мощи, восстановление его влияния на постсоветском пространстве, в регионах его традиционного геостратегического влияния - Ближний Восток, Азия; использование возможностей восстановления союза между бывшими республиками СССР, в первую очередь, с Украиной и Белоруссией.
Опасения относительно будущего ограничения международного статуса России и трудностей ее государственного развития высказывал академик Поздняков. Он указывал на то, что в результате изменения ситуации в мире после распада СССР Россия оказалась в центре геополитической катастрофы. По утверждению академика, серьезность проблемы состоит в том, что геополитическое положение России по-своему уникально, в нем заложена судьба и ее самой, и всего мира. Будучи сторонником геостратегической концепции английского ученого-географа Х. Маккиндера, Э. Поздняков рассматривал проблему статуса России в новых международных условиях с позиций этой теории. Он обращал внимание на тот факт, что на географической карте Россия занимает центральную позицию, Сердцевинную землю - Хартленд, что определяет роль России как держателя мирового цивилизационного и силового баланса.
Прогнозы серьезных катаклизмов как вокруг России, так и внутри страны выводились из того, что ослабление России после краха СССР, "растаскивание" Сердцевинной земли на куски, активизация различных политических сил, которые стремятся реализовать свои интересы в России, на постсоветском пространстве и в Европе, привели к тому, что возникла опасность геополитической разбалансированности мира. Высказывался прогноз, что лавина геополитических изменений может стать неуправляемой, может начаться передел границ не только России, но и других сопредельных государств.
Э.А. Поздняков высказал прогноз, что в сложившейся геополитической ситуации России придется выполнять роль "мирового цивилизационного и силового балансира". Он высказал мысль, с которой впоследствии согласились многие специалисты в области международных отношений: "... тот, кто имеет контроль над Хартлендом, владеет средством эффективного контроля над мировой политикой и прежде всего средством поддержания в мире геополитического силового баланса, без которого немыслим стабильный мир. ... Отсюда роль и задачи России как центра Хартленда, отсюда же должны брать начало ее ключевые национально-государственные интересы." 8
2. Россия и Запад: партнерство или противостояние?
Сторонники подхода, основанного на идее, что геополитический статус России автоматически передается ей от Советского Союза, утверждали, что Россия станет правопреемницей и продолжательницей политики оздоровления международных отношений, направленной на то, чтобы остановить нарастание грозных симптомов в развитии человечества как общности, не допустить его гибели или деградации.
Специалисты по вопросам внешней политики, придерживавшиеся аналогичной точки зрения, высказывали мысль о том, что время сверхдержав близко к своему окончанию, поэтому стратегическое российско-американское партнерство будет выгодно обеим сторонам. В ходе визита в США в 1992 году об этом говорил бывший лидер Советского Союза М.С. Горбачев. Оставаясь верным идеям "нового политического мышления", он заявил о том, что Россия могла бы стать "хорошим и достаточно влиятельным партнером" Соединенных Штатов для проведения высокоморальной и разумной международной политики", поскольку "она геополитически не противостоит США". М.С. Горбачев отмечал, что Россия более не являлась соперником Америке, так как для этого у нее не было ни реального интереса, ни побудительных мотивов". 9
В 1992 году была широко распространена идея о том, что Россия останется "государством номер 1" в международных делах и в политике Вашингтона до тех пор, пока она располагает ядерным арсеналом. 10 Высказывалась мысль, что Россия получила "из американских рук то, что своими добиться становилось весьма хлопотно или невозможно, - статус России, как единственного ядерного правопреемника Советского Союза". 11
Политолог А. Пушков, в 1992 году заместитель главного редактора еженедельника "Московские новости", считал, что в своей "большой стратегии" на политическом пространстве СНГ Вашингтон будет опираться на треугольник Москва-Киев-Алма-Ата с вершиной треугольника в Москве. Такая позиция также основывалась на том, что сотрудничество с Россией будет иметь для США приоритетное значение в силу того, что Россия - наследница большей части ядерного и военного потенциала СССР, единственная держава, способная уравновесить Китай и предотвратить распространение исламского фундаментализма. 12
В утверждении А. Пушкова можно усмотреть серьезное противоречие, о котором ранее писала Н. Нарочницкая, а впоследствии будут говорить сторонники прагматического подхода к планированию внешней политики России. Среди аргументов против такой позиции приводились следующие: не следует нагнетать настроения относительно "роста исламского фундаментализма" и "враждебности ислама" России в условиях, когда еще неясна позиция Запада в отношении России, когда отсутствуют внутренние и внешние предпосылки для выполнения роли "сдерживания, противостояния" Востоку, и более приемлемой является модель разумного сотрудничества.
Фактору "великодержавности" России и ее высокому статусу в отношениях с ведущими странами мира было уделено основное внимание в официальной стратегии МИД России. Так, в 1992 году заявлялось, что Россия должна занять "достойное место" в располагающемся в северном полушарии поясе развитых демократических стран, в котором Россия с ее евразиатским положением имеет все основания и по культурному потенциалу, и по историческим традициям, и по ресурсным критериям занять достойное место в этом поясе. 13
В конце 1994 года министр иностранных дел Российской Федерации А.В. Козырев изложил основы внешнеполитической доктрины страны, где были положения о статусе нового Российского государства и его месте в международных отношениях, в отношениях со сверхдержавой - Соединенными Штатами. Он отмечал следующее: "Сразу же хочу ясно определить свою позицию: партнерству нет альтернативы. Отказ от него означал бы, скорее всего, потерю исторического шанса на решение двуединой задачи: формирование открытого миру демократического российского государства и превращение неустойчивого постконфронтационного мира в стабильный и демократический". 14
Министр особо подчеркивал значение России для развития международных отношений, "равнозначность" постсоветской России и Соединенных Штатов, которые, по его определению, располагали "исторически обусловленными возможностями влиять на ход мировых дел", могли "сыграть роль катализатора глобального партнерства". А.В. Козырев называл иллюзиями устремления тех политиков на Западе, которые считали, что "с Россией можно построить партнерство не равного, а патерналистского типа по принципу "если русские стали хорошими, то они должны во всем следовать за нами".
Слова министра о статусе России означали переход к новой стратегии. Хотя по-прежнему делались заявления о возможности строительства отношений с Западом на основе "нового политического мышления", "глобализации межгосударственных отношений", было все более очевидно, что у России и США складываются разные подходы к реализации этого плана, непохожие оценки роли России в будущем мировом развитии. А.В. Козырев, озвучивая официальную внешнеполитическую линию, отмечал: "Во-первых, Россия обречена быть великой державой. Такой она выходила из всех исторических потрясений, которые выпадали на ее долю. Такой она, несомненно, выйдет и из нынешнего кризиса. При национал-шовинистах - враждебной и угрожающей, при демократах - дружественной и мирной. Но во всех случаях великой."
В 1994 году позиция сторонников равноправного партнерства с Западом по-прежнему существенно отличалась от взглядов представителей консервативной (национально-патриотической) оппозиции. В среде либеральной, демократической внешнеполитической элиты сохранялось относительное согласие позиций по вопросу об отношениях с США и Западом, надежды на реализацию идей, заявленных двумя сверхдержавами в конце 1980-х годов. Оппозиционные лидеры, как отмечал министр иностранных дел, оставались противниками партнерства, продолжали высказывать тезис об обреченности России на конфронтацию с окружающим миром, о фатальной несовместимости Востока и Запада.

листать страницы:
1  2  3